Гутенев Владимир Владимирович :: Депутат Государственной Думы РФ
Гутенев
Владимир Владимирович
/ Депутат Государственной Думы РФ
Активисты ОНФ обсудили нарушения в сфере экологии в Омской области

Активисты регионального отделения... Подробнее

Владимир Гутенев провел совещание на «Омсктрансмаше»

16 октября на «Омском заводе транспортного... Подробнее

ОНФ поставил оценки регионам по «зеленым щитам»

Эксперты Общероссийского народного... Подробнее

Искать по:     разделу     сайту

Публикации

27 сентября 2016 года

Lenta.RU: Приручить дракона

Что мешает российским машиностроителям покорить Китай


Огромный китайский рынок — лакомый кусок для большинства крупнейших мировых корпораций. Отвоевать место под солнцем на нем пытаются и российские компании. За последние полгода отечественным машиностроительным холдингам удалось на четверть увеличить экспортные поставки в КНР. Корреспондент «Ленты.ру», побывавший на китайском предприятии, оборудованном установками российского производства, узнал о нюансах работы в Поднебесной.

Россия в прошлом году экспортировала в Китай машиностроительную продукцию на 2,14 миллиарда долларов, сообщили в Российском экспортном центре (РЭЦ). Годом ранее этот показатель составлял лишь 1,89 миллиарда, то есть за 2015-й вырос почти на 13 процентов. Доля поставок продукции отечественных машиностроительных заводов в структуре несырьевого экспорта в КНР за прошлый год увеличилась с 5 до 7,5 процента.

Директор по экспортной политике и анализу РЭЦ Михаил Снег отмечает, что развитию товарооборота и увеличению российского несырьевого экспорта в Китай способствуют доверительные политические отношения. По словам эксперта, увеличение стоимости поставок в Китай было достигнуто, в первую очередь, за счет легковых автомобилей (почти в 12 раз), реактивных двигателей и газовых турбин (на 6 процентов), запорной арматуры (в 15 раз) и устройств на жидких кристаллах (на 39 процентов).

За первые семь месяцев 2016 года стоимость экспорта России в Китай продукции машиностроения составила 974 миллиона долларов, увеличившись более чем на четверть к аналогичному периоду 2015-го. Китайский рынок очень емкий, поэтому у нас есть все шансы освоить новые экспортные ниши, уверен Снег.

СПГ в пустыне

Пробиться в эти заманчивые ниши и закрепиться там — задача непростая, и отечественные компании прилагают немало усилий в борьбе за рынок. В России давно привыкли, что полки магазинов завалены китайскими товарами. Считается, что обратный процесс — экспорт отечественной продукции в КНР — нечто из разряда фантастики. В поставке продуктов питания и ширпотреба Россия действительно не преуспела. Однако в последние годы в Поднебесной появились десятки высокотехнологичных предприятий, оснащенных российским оборудованием.

Одно из них, работающее на изготовленных в подмосковной Балашихе установках по производству сжиженного природного газа (СПГ), находится в китайском городе Ансу. «Криогенмаш» (входит в группу ОМЗ) за последние восемь лет поставил 22 малотоннажных блока производительностью до 10 тонн СПГ в час для 16 китайских фабрик.

Завод в Ансу — небольшое частное предприятие, способное выпускать 7,5 тонны сжиженного газа в час (три блока по 2,5 тонны каждый). На нем работают 150 человек. Завод выстроили фактически в пустыне, которая тянется на многие сотни километров вокруг. Равнина вокруг покрыта редкими растениями и деревьями, посаженными китайцами для того, чтобы отвоевать у песков еще немного жизненного пространства. На площади менее 10 гектаров построены несколько корпусов, обеспечивающих полный технологический цикл — подачу, очистку, сжатие, сжижение, закачку в хранилище и отгрузку СПГ для дальнейшей транспортировки метановозами. Персонал живет здесь же: за дверью одной из комнат видны многоярусные кровати, на заводе есть столовая и даже баскетбольная площадка.

Суть технологии получения СПГ заключается в охлаждении газа до температуры минус 161 градус Цельсия. В таком состоянии объем топлива уменьшается в 600 раз, оно переходит из газообразного состояния в жидкое. При этом его удобно транспортировать и хранить. «За счет СПГ можно, например, решить проблему со снабжением газом небольших населенных пунктов. Так, строительство хранилища на 250 кубометров СПГ — или около 150 тысяч кубометров обычного газа — обойдется примерно в 40 миллионов рублей. Оно позволит на месяц обеспечить топливом небольшой поселок в одну-две тысячи домов», — рассказал «Ленте.ру» гендиректор «Криогенмаша» Михаил Исполов.

По его словам, сегодня в Китае насчитывается более 260 малых и средних заводов по сжижению природного газа, из них примерно 90 штук — малотоннажные заводы. «Таким образом, доля нашего предприятия — около 15 процентов китайского рынка малотоннажного оборудования СПГ или почти 7 процентов мирового», — подсчитал Исполов. Средняя стоимость строительства мини-завода СПГ в Китае составляет 10-15 миллионов долларов. Сжиженный газ покупают промышленные предприятия, транспортные компании для грузовиков, муниципалитеты — для снабжения газом населенных пунктов. До резкого падения цен на нефть в 2014 году такие мини-заводы в Китае росли как грибы. Однако вслед за стоимостью барреля вниз пошли и цены на голубое топливо — тонна СПГ подешевела с 700 до 450-500 долларов. Теперь ОМЗ более активно ищет заказчиков на других рынках — в частности, в Нигерии, Индонезии, Вьетнаме. Для китайских партнеров «Криогенмаш» также изготавливал установки разделения редких газов и специальное оборудование, использующееся в космических проектах и исследовательских программах.

Оборудование в КНР, помимо предприятий ОМЗ, поставляют и другие крупные российские корпорации: структуры «Росатома» (по российским технологиям построена АЭС «Тяньвань»), группа «Силовые машины», Объединенная двигателестроительная корпорация (ОДК), Уральский турбинный завод (осуществлял поставки в Китай до 2004 года) и другие.

Made in China

По словам Исполова, в числе главных сложностей работы с китайцами — высокая конкуренция и стремление китайских бизнесменов по максимуму использовать собственное оборудование. Так называемый холодный блок, или установка сжижения газа, составляет не более четверти от общей стоимости завода. Все остальное, включая газохранилище, — made in China. «Китайцы хотят, что называется, "все пощупать руками", попробовать в работе. На то, чтобы продать первую установку по сжижению газа, ушло два года. Только после запуска оборудования все пошло легче: бизнесмены со всего Китая начали приезжать на этот завод, чтобы убедиться в надежности технологии», — рассказывает он.

Но это не все трудности, с которыми сталкиваются в КНР российские машиностроители. Поднебесная кровно заинтересована в новых технологиях. Не секрет, что китайцы стараются разобрать сложное технологичное оборудование до винтика, чтобы потом скопировать.

Они с удовольствием создают совместные предприятия с иностранцами, чтобы получить доступ к технической документации, а затем постепенно выдавить «старших» партнеров, в которых больше не нуждаются. Некоторые проекты по своей сути преследуют единственную цель — получение технологий, хотя формально декларируется создание широкой кооперации. В качестве примера можно привести покупку у Украины крупнейшего грузового авиалайнера «Мрия». Вероятно, поэтому Россия не может договориться с Китаем о поставке ракетных двигателей в обмен на технологии электронной компонентной базы для космических программ.

«Криогенмашу» пришлось отстаивать права на ноу-хау в китайских судах. Пока успешно. Но что будет дальше — большой вопрос. «У нас более 10 патентов. Права на них подтверждены всеми необходимыми документами, в том числе в самом Китае. Однако практически всегда есть способ обойти законодательные ограничения. Например, китайская компания может подать документы на получение нового патента, если внесет в технологию существенные улучшения», — отмечает представитель пекинского офиса «Криогенмаша».

Карликовый партнер

Бурное развитие Китая, последовавшее вслед за экономической реформой, запущенной еще в конце 1970-х, позволило преодолеть практически повсеместную бедность и создать мощную производственную базу в стране. За Поднебесной прочно закрепился статус второй экономики мира после США. Средняя зарплата низкоквалифицированного рабочего в Пекине сегодня составляет 350-500 долларов в месяц, учителя — более тысячи долларов, а инженер может спокойно рассчитывать на 2,5-3 тысячи долларов. В Китае за последние два десятилетия существенно повысился уровень жизни благодаря изменениям в социальном и экономическом устройстве, но главное — произошел мощный технологический рывок, который и позволил КНР стать «мировой фабрикой».

Неудивительно, что в сотрудничестве с китайцами заинтересованы многие крупные корпорации, в том числе и российские. Так, компании из Китая стали ключевыми партнерами по созданию в России первой высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва — Казань. Крупные проекты намечаются в авиастроении и энергетике, сферах мирного атома, освоения космоса. За первое полугодие 2016 года, по данным РЭЦ, российско-китайский товарооборот составил 28 миллиардов долларов. Тем не менее Россия пока занимает менее 2 процентов в общем торговом обороте КНР, значительно уступая другим партнерам, а основными статьями российского экспорта остаются углеводороды и сырье.

Первый заместитель председателя Союза машиностроителей России Владимир Гутенев считает, что для продвижения экспорта на Восток нужно развивать уже действующие программы поддержки — госгарантии для исполнения экспортных контрактов, субсидирование транспортных издержек и ряд других. Наиболее перспективные направления для увеличения поставок машиностроительной продукции — Юго-Восточная Азия и Латинская Америка, говорит он. Но для того чтобы отечественные заводы могли тягаться с заграничными конкурентами, им необходимы льготные кредиты. Там, где работа идет по механизму лизинга или через совместное финансирование проектов, нужно, чтобы наши предприятия могли кредитоваться под 2,5-3,5 процента годовых, резюмирует Гутенев. Зампред правления Союзмаша также напомнил о нескольких крупных проектах, открывающих широкие возможности для российских машиностроителей: совместное с КНР производство широкофюзеляжного самолета и тяжелого вертолета на базе Ми-26, а также Восточное энергокольцо (создание единой энергосистемы Россия — Япония — Южная Корея — Китай).


Вернуться к списку публикаций